Mongolia
EAGLE HUNTERS
За Улгием заканчиваются следы цивилизации и вместе с ним асфальт - едем по накатанной колее вдоль гор. Мне сложно передать масштабы природы Монголии, здесь по настоящему понимаешь значение слова бесконечность. После Сагсая следы от машин еле различимы, на картах дорог нет.
- Поворачивай направо - указывает пальцем наш проводник. Мистика, как можно ориентироваться в этих местах, где нет ничего, за что можно было бы зацепиться взглядом, одна бесконечная степь, поросшая верблюжьей колючкой и усыпанная острыми камнями, точно едешь по поверхности Луны.
Мы приближаемся к стоянке охотников, все, что можно здесь найти - пара войлочных юрт и загоны для скота из глиняных самодельных блоков. Большинство казахских кочевников живет именно так - вдалеке от городов, как жили их предки десятки поколений назад. Нас встречает семья охотника беркутчи, жестами приглашая в юрту. За считанные секунды для нас накрывают стол, куда поставили все лучшее, что было в доме.

Сезон охоты начнется в ноябре, когда ляжет снег, мы же довольствуемся тренировочным выездом. Стоит отойти 500 метров от юрт и степь вновь кажется абсолютно безжизненной. Через несколько минут прямо на нас несутся галопом 3 всадника, лошади останавливаются в считанных метрах от тебя. На руках охотников покачиваются орлы, изредка издавая пронзительный крик.
У каждой казахской семьи существует свой стиль и традиции "обучения" птицы, которые передаются от поколения к поколению. Обучение орла занимает около 5 лет и требует колоссального мастерства и терпения - птица не должна стать слишком "домашней", иначе она не станет охотится и в то же время, если охотник допустит ошибку, орел навсегда покинет его.
На тренировку уходит по несколько часов в день, охотник практически не разлучен со своим орлом, поэтому быть беркутчи - это не забава и не профессия, а образ жизни и настоящая философия. К орлам здесь относятся с особым трепетом и почитанием, о самых сильных птицах раньше слагали легенды и песни.
Made on
Tilda