Индонезия
ЧАСТЬ 1
Границы Индонезии объединяют больше 17 тысяч островов и около 300 народностей - только представьте, насколько богата и разнообразна культура этой страны, когда у каждого племени есть свои обычаи, религия и даже язык.
Еще в ноябре я наметила маршрут по нескольким островам, однако, осуществить свой план смогла только через несколько месяцев. Мой путь лежал до острова Флорес, откуда отправляются лодки на Комодо, где живут драконы. А далее - на запад, к острову Ява.

Наш маленький самолет сел в Лабуан-Баджо. Все, к чему мы привыкли на Бали, здесь совершенно не работало - другой остров, другая религия, культура и даже манера вождения, а на закате вместо балийского гамилана звучит азан.
Город с пыльными дорогами, зажатый грузовыми портами с одной стороны и холмами - с другой. Холмы усыпаны лачугами бедняков и узкими улочками, по которым расхаживают собаки, куры и крысы, само собой. Наш отель находился посреди всего этого великолепия, метрах в ста от центра города и в километре от рыбного рынка.
Практически каждый житель города, который может связать несколько слов по английски, попытается заработать на вас. Это не однобокий взгляд, не попытка создать негативное впечатление о острове, это - факт, к которому стоит просто привыкнуть.
Например, обычную пассажирскую лодку на Комодо мы смогли найти только через день просто потому, что никто в городе вам не скажет правды. Туристов здесь возят наемные капитаны и за большие деньги, а наличие локального транспорта - портит весь коварный план. "Лодка до Комодо? Пассажирская? Да вы что, такой не существует!" - так нам отвечали абсолютно все, так что к вечеру мы считали себя просто сумасшедшими, одержимыми несуществующей лодкой.
К счастью, нам очень помог Иван Лешуков, в блоге которого мы нашли не только расписание пассажирских лодок, но и много полезной информации о Комодо и соседних островах Индонезии.

В Лабуан-Баджо мы провели несколько дней, в один из которых решили покататься по окрестностям. С холмов на севере Флореса открывается вид на близлежащие островки, да и сами холмы напоминали по форме трюфели, а покрывающая их трава стелилась по ветру, точно шелковое покрывало. Солнце палило безбожно, а мы продвигались дальше на север, но когда дорога сошла на нет и превратилась в колею, наполненную вязкой глиной, мы решили не рисковать и вернуться к асфальту.
Время едва ли перевалило за полдень и мы двинули в сторону запада - в горы. Дорога здесь бесконечно красива: облака касались вершин деревьев и гор, а жара наконец сменилось на приятную прохладу. Мы свернули на проселочную дорогу - к водопаду Кунка Вуланг. Еще минут 40 тряски по бездорожью привели нас к старой церкви. Церкви здесь стоят практически в каждой деревне - большая часть Флореса - католики и протестанты, однако многие рыбаки исповедуют ислам. Но, как мы убедились на собственном опыте, абсолютно не важно - крестятся тут или простираются в намазе - обмануть вас может каждый.

Трек до водопада начинался в небольшой деревне и по началу казался элементарным - вроде бы иди себе по джунглям и иди, но прошедший недавно дождь добавил эпичности. Идеально ровная дорога превратилась в месиво из грязи и глины, а любой спуск или подъем превращался в каток. По пути пару раз приходилось переходить в брод небольшие ручьи, однако, чем ближе мы подходили к цели, тем менее приметной была тропа. Ее мы потеряли тогда, когда уже был слышен грохот водопада. Это были минуты отчаяния - полтора часа по грязи и джунглям, чтобы упереться в непроходимые заросли бамбука с одной стороны и в бурный ручей с - с другой. Но как же не хотелось возвращаться обратно!
К счастью, немного вернувшись назад, мы нашли верную тропу к водопаду - всего в нескольких метрах от нас вода падала с оглушительным ревем на дно каньона.

Я не помню, сколько мы просидели на скале, глядя, как бурлит вода между скал каньона, зато помню, как быстро шли назад - в джунглях нельзя забывать о времени, а до темноты еще нужно было добраться до города.
KOMODO
В 6 утра мы пришли на угол рыбного рынка, чтобы заранее отыскать лодку. Нас вновь стали посылать на пирс, откуда отплывают туристы. Мы не сдавались, хотя объясняться с местными без знания языка - практически невозможно. Наконец нам пальцем указали на небольшую лодку, так называемую "такси комодо", пришвартованную совсем рядом.
- Капитан еще спит - сказал кто-то из толпы.
Мы вернулись через пару часов, сторговавшись с капитаном на 100 тыс. рупий за двоих и заняли свои места на полу. Постепенно лодка наполнялась людьми и товарами - Лабуан-Баджо - единственный край цивилизации. Отсюда везли питьевую воду, канистры с салярой, коробки с едой. Когда лодка была забита до отказа, наконец-то был поднят якорь. В таких лодках мотор располагается посередине, так что наши места оказались не особо удачными - от грохота закладывало уши, пахло рыбой и бензином, каждый второй на лодке курил без перерыва и плевал прямо на пол, а женщины клали детей на колени и судорожно копошились в их волосах, выискивая вшей. Последнее заставило нас перекочевать на нос корабля, где хоть и палило безумно солнце, но все же обдувал ветерок, было свежо и свободно.
После этих слов меня обычно спрашивали - жалела ли я в тот момент, что поехала на этой лодке? Но мой ответ был бы решительным "нет", попади я и в более худшие условия. Именно в этой лодке в моей голове зарождались мысли о том, насколько отличается реальная картина мира от того, что мы привыкли видеть и слышать о вечнозеленых островах. Да нет, никто не питал иллюзий о том, что живется там легко, но очевидно, что на самом деле все обстояло гораздо хуже. Лишиться этого - значит закрыть глаза на реальную жизнь этого мира.
Наша лодка подскакивала на волнах, приближаясь к Комодо с черепашьей скоростью в 12 км/ч. Повсюду были разбросаны мелкие зеленые островки, большинство из них были необитаемы, на некоторых можно было разглядеть целые деревни с десятком домов на сваях. Мы шли на лодке чуть больше 4-х часов, вода была спокойной, но так, как текут реки на суше, в океане извиваются и бурлят течения. Иногда мы проплывали над кристально чистой водой и казалось, что наша лодка парит в невесомости. А у самых берегов Комодо нам посчастливилось увидеть стаю дельфинов в метрах 7 от лодки.
Наше морское приключение закончилось у причала острова Комодо и еле забравшись на высокий деревянный пирс, мы отправились искать ночлег.
В национальном парке запрещено строить отели и гостиницы, так что единственное, на что можно расчитывать - это гостевой дом. Ночлег мы нашли в самом центре деревни - нас встретила женщина, представившись Уми и пожала руки. "Хелло Мистер" - так Уми, ее муж и двое дочерей обращались к нам в следующие 4 дня, а заодно и все, кого мы встречали на улице. Что ж, в английском местное население не особо себя утруждало - в деревне всех тех, кто хоть немного говорит по английски, можно было пересчитать по пальцам.
Дом, в котором мы остановились, как и все прочие, был двухэтажным, внизу располагалась кухня, а второй этаж был жилой. Перегородки комнат были весьма условны и имели скорее декоративный характер, когда каждый из нас был под одной крышей в буквальном смысле - высокой и двустворчатой, куда часто залетали не только мотыльки, но и летучие мыши.
Дома здесь на сваях, очевидно, из-за частых штормов, а мебели в них практически нет. В самых зажиточных семьях можно встретить кровати, столы и полки, в других же чаще вся семья располагалась на полу. Жилища располагались так близко друг от друга, что из нашего окна мы с легкостью могли наблюдать, что происходит в доме напротив или по соседству.
Каждый вечер Уми усаживалась на террасе и о чем-то думала, потягивая сигарету. На голове ее всегда был повязан тюрбан из пестрых платков, глаза были ни то коричневого, ни то темно-зеленого цвета - цвета не доспевшей смородины. Не знаю, где витал ее разум, но заметив на себе мой взгляд она всегда широко улыбалась. Я украдкой наблюдала за ней, так и не осмелившись сделать портрет - то свет был не подходящим, то момент не тот. Чем больше я наблюдала за жителями деревни, тем больше приходила к выводу, что фото рушит гармонию момента - мы не в праве нарушать чей-то покой. Единственное, что нам остается - запоминать.Быть может, я просто плохой фотограф, но надеюсь, хотя бы сносный рассказчик.

Стоит выйти за пределы деревни, то сразу же начинаешь чувствовать себя настоящим натуралистом - остров полон жизни, полон растений и животных, невиданных мной ранее и даже дно океана, оголившись после отлива, живет и дышит - шагаешь между цветных водорослей, морских звезд, ежей и целых колоний ветвистых кораллов. Идем по тропе, сворачиваем к деревенским мальчишкам - они стоят по колено в воде, выискивая устриц, а их смех разносится по всей бухте. Быть может, люди, живущие здесь - заложники островов, а может - обладатели самой большой свободы.
В таких местах ты оторван от мира, от себя привычного и привычных вещей. Сидишь и задаешь себе извечный вопрос: "Кто мы, как могли мы потерять эту легкость и беззаботность жизни, навесить на себя столько проблем?".

Жители деревни Комодо - это потомки ссыльных заключенных и выходцы племени буги с соседнего Сулавеси. Остров остался в стороне от колониальной политики европейских государств и был неизвестен Европе вплоть до 1910 года - после рассказов от голландских моряков о мифических чудовищах, на остров отправилась экспедиция, в ходе которой и был открыт комодский варан всему миру.

Комодский варан является ровесником динозавров, да и рычит от ничуть не тише.
Существа они хищные и опасны не только для оленей и кабанов, но и для человека в том числе. Случаев со смертельным исходом не мало, именно поэтому отходить далеко от деревни на Комодо не особенно безопасно, а по национальному парку можно погулять только в компании рейнджера и, увидев варана своими глазами, я была несказанно рада, что мы здесь не одни.
Помимо Комодо, в национальный парк входят также острова Ринка и Падар. На последнем вараны вымерли несколько десятков лет назад - браконьеры лишили их пищи, истребив всех оленей. Сейчас Падар полностью необитаем и населен лишь мелкими животными. Его название мне хочется обязательно связать со словом "дар". Дар, как высшее проявление красоты, которое мы не в состоянии беречь и защищать.

Гуляя по побережью, здесь запросто можно набрать пластика на целый вагон. Ровно такая же ситуация и на Комодо. Гораздо хуже дела обстоят в Индонезии (да и во всей ЮВА) с прочими островами, стоит вспомнить хотя бы побережье Куты или Чангу в сезон дождей.
Возможно, цивилизация пришла сюда слишком рано, опередив знания, широту мыслей, осознанность большинства. Тут по прежнему нет приличной медицины, но зато есть пластиковые контейнеры для риса, которые затем летят в океан - его используют здесь как помойку. В то же время, я не могу винить этих людей в полной мере, так или иначе - это проблема политики целого государства. И все же, глядя на груды мусора, не устаю повторять - "Вы все это заслужили. Все мы заслужили".
Ах да, попали мы на Падар с рыбаком по имени Ипул. Мы шли по проливу Линтах, среди сильных течений - нашу лодку сносило, как картонную коробку, но проходив эти бурные "реки", мы выравнивали курс. А на обратном пути мотор и вовсе заглох посреди океана. Ипул метался с кормы на нос, не понимая, в чем же дело, а нас медленно и верно несло куда-то к Восточной Ринке. Я уж стала надеяться на большое приключение - воображение рисовало картины, как лодку в конце концов вынесет к берегу и мы будем пробираться через джунгли в поисках цивилизации, но наш рыбак все починил при помощи обычных швейных ниток. Не знаю, как это возможно,быть может это комодское волшебство :)
Так или иначе, Ипул - самый бескорыстный человек, который встретился нам за все путешествие. Меня, привыкшую к вечным торгам и спорам, однажды его ответ поставил в тупик: "Я не знаю сколько стоит довезти вас до парка. Просто назовите свою цену". Такое в Азии слышать не привычно.
В общей сложности, на Комодо мы провели 4 дня - нас ждало возвращение в Лабуан-Баджо. Обратный путь был гораздо комфортнее - отчего-то на лодке было совсем мало народа, а скорая встреча с чашкой кофе радовала особо.

Пригодится: Националый парк Комодо расположен в километрах 3-х от деревни, утром во время отлива сюда запросто дойти по берегу, мы же сюда добрались по воде с уже знакомым нам рыбаком Ипулом, заплатив ему стандартные 200 т.рупий за обе стороны.

● Вход в парк и все прочие разрешения обходятся в 235 т. рупий, также за 80т. рупий на двоих к вам приставят рейнджера, который будет показывать путь и следить, чтобы вас не съели вараны. Существует 3 маршрута по парку, мы выбрали самый большой, хотя рейнджер настаивал на среднем. Прошли его часа за полтора и увидели 8 варанов, говорят, это удача.

● Ночлег в гостевом доме Комодо стоит 300 т. рупий на двоих, ресторанов и кафе здесь тоже нет, поэтому завтрак, обед и ужин уже включены в стоимость. Еда здесь без изысков, все то же, что едят местные - рис, овощи, рыба и курица.Нас подкармливали булочками и домашними чипсами, а в лодку Уми собрала для нас шикарный обед.

● Если вы любите плавать под водой, Национальный парк Комодо просто создан для снорклинга!

Made on
Tilda